История Ольги. «Поймите: вы ответственны не только перед самим собой»

05.20.2022

Ольге Ламитар Уийдорвен пришлось совершить настоящее путешествие через полмира, чтобы спасти свое зрение. Она считает, что главная беда ­человека с диабетом в том, что он свыкается с ухудшением зрения и тем добавляет проблем врачу – и самому себе

«Ухудшение зрения при диабете происходит так плавно, так медленно… Ты кое-что странное замечаешь, но свыкаешься. Так было со мной. Я замечала изменения в моем зрении, но не обращала внимания. Думала, что так и нужно, или так бывает, что это обычное дело. Шесть лет назад я переехала из Башкирии в Боливию: сначала путешествовала, а после стала преподавать английский в школе. Куда обращаться в чужой стране? И вот я откладывала и привыкала. Когда привыкаешь к проблеме, она не кажется серьезной. Уходит из повседневного сознания. Я испугалась, только когда перед глазами появились черные пятна».

«Сказали: поздно»

«Это было похоже на то, как будто на лбу появился большой паук и навис, мешая смотреть. Я в ужасе пытаюсь его стряхнуть… и понимаю, что это что-то другое. Закрыла ладонью правый глаз и поняла, что левым почти не вижу. Но даже тогда я не обратилась к врачу. А ведь это было кровоизлияние. Я продолжала надеяться, что обойдется.

Но изменения начали происходить очень быстро. Я практически уже не видела левым глазом. Только немного боковым зрением. Я потратила на обследования очень много денег там, в Боливии. Поняв, что не смогу здесь осилить лечение финансово и нет надежды на положительный результат, начала искать специалистов в России. В клинике по месту жительства сказали, что поздно что-либо делать…»

 

 

Путешествие длиною в год

«Еще из Боливии я, по совету сестры, связалась с Центральной клинической больницей в Москве, отправила результаты обследований и получила ответ: необходимо как можно скорее делать операцию, но обещать улучшение зрения при этом невозможно, настолько выражен процесс. Пришлось признаться, что я живу на другом краю света. А ограничения, связанные с ковидом, отодвинули меня еще дальше. Пандемия все длилась и длилась. Когда стало возможным вылететь, я стала собираться… и прособиралась месяца два. А когда прилетела домой и стала сдавать нужные анализы и проходить обследования, узнала, что беременна. Операцию делать нельзя. Пришлось ждать год. Когда дочери исполнилось четыре месяца, я отправилась в Москву, оставив ее с мамой. Пришлось сначала добираться до Уфы. Это 4#nbsp;000 километров. Большое вышло путешествие в общей сложности. Оно заняло много времени, но моей вины в этом нет. Это были непреодолимые жизненные обстоятельства? Правда ведь?»

Помоги врачу: не тяни время

«Если бы я могла сейчас самой себе посоветовать, обратившись назад во времени, я бы знала, что сказать. Я бы закричала: срочно, немедленно, бросай все и беги к врачам! Людям, имеющим диабет, врачи говорят, что он плохо влияет на сосуды, на зрение, и нужно регулярно его проверять. Не могу понять, почему мы этого не слышим. Не осознаем. Я вообще не ходила на обследования. «Со мной такого не случится». Так думают почти все. А оно случается. Именно с тобой».

Спасение

«… Все было стремительно. Я прилетела в Москву рано утром, из аэропорта поехала прямо в больницу, прошла регистрацию в приемном покое и не успела зайти в палату, как мной занялись: закапали капли, провели какие-то процедуры, переодели, – и увезли в операционную. Операция, которую провела хирург Татьяна Андреевна Аванесова, продолжалась, думаю, полтора часа. И это было вчера!..

А завтра меня выпишут. Теперь глаз должен восстановиться, сетчатка, как я понимаю, «прилепиться». Понадобится снова приехать на проверочное обследование. А потом, как скажет Татьяна Андреевна.

В душе моей, едва я оказалась в этой больнице, наступил покой. Тут все сотрудники очень спокойные и доброжелательные люди. Это оказывает сильное воздействие на пациентов. Я сужу по себе».

Кому вы нужны больше, чем самим себе?

Напоследок скажу самое главное. Найдите, кому вы нужны. Кто без вас не справится. Кому вы нужны больше, чем самим себе.

Только благодаря моей девочке, моей дочери Катрин, я осознала необходимость заниматься своим здоровьем и зрением. Как только я узнала, что беременна, сразу все в моей голове встало на свои места. Все понимаю, строго дисциплинированна, слежу за уровнем сахара, питанием. Теперь спешу к ней. Самолетом в Уфу два часа, но пока мне нельзя летать из-за прооперированного глаза. Поезд идет 23 часа.

А потом – домой…

Надеюсь, буду жить, как прежде. Растить мою девочку, преподавать английский, учить детей в моих младших классах. Английский я знаю хорошо, но испанский поверхностно. Дома говорим с мужем на английском. Он тоже учитель, родом из Камеруна. Мы познакомились на работе. Он очень ждет нас.

Боливия такая красивая, теплая страна…

Хочу быть счастлива. Буду проверять зрение так часто, как нужно».

 

 

Беседовала: Нина Чугунова

Фото: Евгений Стецко

Наши партнеры